Индивидуальная консультация

Многие люди имеют очень поверхностное представления о том, что происходит на терапии и как она работает. Это представление формируется на основе некоторых фильмов, собственных представлениях и около психологических мифах, которые они слышали. Для многих людей идея того, что на психологической консультации можно делить ответственность, которая обозначается контрактом, между клиентом и терапевтом, может показаться очень странной. Ведь клиент приходит к психотерапевту, так как он чего-то не знает или не умеет, и его задача  - дать совет или рекомендацию. При этом предполагается, что если психотерапевт хороший, то он правильно все сам поймет про клиента (при этом обязательно увидит что-то новое, чего клиент сам не видит, как будто кто-то может лучше знать что-то о человеке, чем он сам), затем ему все хорошо разъяснит, клиент все поймет, и дальше все у клиента будет хорошо. Картинка хорошая, многие люди, приходя на психотерапию, примерно так все себе и представляют. Процесс консультирования представляется вроде как визит  к автомеханику - машина поломалась и ездит плохо, пусть починит. Если ближе к здоровью, то это может напоминать визит к стоматологу: в рот посмотрел, все понял, что-то сделал, чтобы не было больно, обезболил, дал пару простых рекомендаций. К сожалению, все немного не так просто, точнее все совсем не так, и вообще не просто.

К сожалению, в процессе воспитания и обучения у большинства людей ломаются естественные, физиологические способы восприятия и взаимодействия (или как говорят гештальтисты, контакта), как с миром в целом, так и с самим собой (собственными чувствами и телесными ощущениями). Естественная эмоциональность, осознавание своих потребностей, то, что делает человека живым, меняется на понимание, понятия «надо» и «должен» заменяют простое, естественное и живое «хочу». Очень странно на консультации слушать клиента, который очень долго говорит, что ему надо, что он должен делать, он даже может знать, что другие люди должны или не должны делать, но при этом он не знает, чего хочет сам. Тогда простой вопрос «Чего ты хочешь?» часто ставит клиента в тупик, он теряется, потому что забыл уже, как это - хотеть, как надо, знает, а чего хочет - нет. Незнание своих настоящих потребностей приводит человека к тому, что он живет не для себя, а неизвестно для кого. В какой-то момент оказывается, что человек знает как надо, но не делает этого, вроде надо на работу идти, а встать с утра очень трудно, и без опоздания приди практически невозможно. Избыточное понимание, перекос в сторону мышления, блокировка чувств и эмоций (см алексетимию) порождают внутреннюю пустоту и постоянную неудовлетворенность, человеку  постоянно чего-то не хватает... Это заводит человека в тупик, вызывает недовольство собой, делает жизнь неинтересной.

Многие люди заменяют своими представлениями, сформированными в результате как собственного опыта, так и информации, полученной от других людей (родители, воспитатели, учителя, фильмы, интернет, книги) ту реальность, которая их окружает. Вместо того, чтобы контактировать, встречаться с тем, что есть в реальности, люди достают из памяти картинку этого, говоря себе: "О, я уже это видел и знаю, что это или кто это". Скучно. Неинтересно. Ничего нового: все деревья, кусты, цветы небо, - это то, что я уже хорошо знаю, зимой белые, летом зеленые, чего туда смотреть. Точно так же люди обращаются с собой, создавая вместо себя некое представление, картинку, образ или роль. Оценивая эту картинку, они стремятся подогнать ее под какой-то образ, который они считают лучшим, и даже не важно, дотягивают они до него или нет. Одинаково плохо если не дотянут и если все время на высоте, это просто разные стороны одной и той же медали.

Создав четкое представление о себе, и оценивая его по своим критериям, люди получают так называемую самооценку, которую очень боятся потерять. Картинка не может сохраняться бесконечно, жесткий образ не может сохраняться вечно, сталкиваясь с вечно меняющейся реальностью. В конце концов, реальность начинает угрожать образу, и тогда многие, вместо того, что бы отказаться от образа..., отказываются от реальности, что-то не видят, не слышат, не воспринимают что-то, что не вписывается в сложившееся представление. Парадокс: мнение и представление о себе становится важнее самого себя, человек не опирается на свои чувства, свои телесные ощущения, а опирается на опыт: "я никогда не плачу", "я умный", "я говорю правду", "я никогда не трушу", "я выгляжу моложе своих лет" "я добрый". Вот и получается: глаза плачут, а человек не замечает этого; злится, но поскольку думает, что он "добрый", то давит в себе злость; возникает чувства тревоги, а человек его игнорирует, пока она не дорастет до панического расстройства. Интересно, что и к профессиональному психологу человек приходит не с проблемами с реальностью (я чего-то не чувствую, или не слушаю), а с угрозой разрушения представления о себе, потерей самооценки.

От психотерапевта ожидают, что он поможет сохранить и укрепить сложившийся образ любой ценой (например, загипнотизирует или внушит что-то). Некоторые «профессиональные» психологи, к глубокому сожалению, охотно готовы "помочь" человеку в этом или в другом варианте, говорят, что ваши представления неправильные (образ себя неверный), я вам скажу сейчас, как правильно, (помогают создать новую «правильную» картинку). При этом «неправильное» клиента заменяется на «правильное» терапевта, и все довольны: и клиент сохраняет прежние способы контакта (удалось ничего особенно не меняя, кроме нескольких правил), и терапевт сделал хорошее дело и быстро помог клиенту. Беда в том, что скоро все начинается по новой, проблема повторяется или может возникнуть в другом месте через некоторое время.

Что же происходит на психотерапии (далее просто терапии)? Итак, начнем с того, что терапия для меня, - это не гипноз, это не вмешательство в бессознательное человека, это не манипуляция человеком для достижения какой-либо цели. Скорее это работа с внутренним миром человека, ориентированная на изменения. Поскольку  мир человеческой психики очень сложен и тонок, то работа эта длительная и постепенная. По сути дела – это работа с жизненными сценариями, с системой ценностей человека. В какой-то мере, терапию можно сравнить с неким исследовательским проектом самого себя, это как изучать мир, в котором живешь не с помощью телевизора, а непосредственно, не доверяя чужим представлениям.  Психотерапия - это процесс, который помогает человеку осознать, что с ним происходит, увидеть свои проблемы с разных сторон, найти, что с ним «не так», и искать способы это изменить. То есть, для меня психотерапия - это не лечение. Это скорее обучение новым другим формам поведения, это трудный процесс переоценки и изменения правил и жизненных ценностей.

Задача терапевта в сессии заключается в поддержке осознавания клиента его ситуации, что позволяет прояснить запрос, с которым пришел клиент на сессию. Как я уже писал выше, в процессе воспитания и обучения, у большинства клиентов, такой важный процесс как проживание (под проживанием я понимаю нахождение в любых чувствах некоторое время, которое позволяет их прожить и завершает ситуацию, которую клиент может затем правильно понять) заменяется на постоянные попытки понять происходящее, что приводит их состоянию "зависания" и неэффективного функционирования. В связи с этим задача терапевта - не помочь клиенту понять то, что происходит на сессии, а удержать его в переживаниях, помочь ему прочувствовать ситуацию. Для этого у профессионалов есть множество способов, основная задача которых - задержать клиента в его чувствах, не дать ему соскользнуть в понимание, сосредоточить его на проживании ситуации. Иногда задача терапевта заключается в том, что бы клиент ушел с сессии, поняв не все до конца, а в состоянии неуверенности, сомнения и растерянности. Такая незавершенность запускает процессы, которые приводят человека к изменениям, в соответствии с его потребностями и побуждениями, минуя имеющиеся у него представления о правильном, что позволяет человеку менять свои ценности и убеждения так, как необходимо для его жизни.

Что бы эффективно помочь клиенту, терапевту в ходе терапии необходимо восстановить нормальный контакт клиента с собственными чувствами и потребностями. То есть терапевт не советует как правильно, не решает за клиента, а помогает клиенту вернуть его собственные естественные нормальные способы взаимодействия с миром и осознание собственных чувств и потребностей, которые были нарушены в ходе его жизненной истории. Клиенту это  дает возможность самому увидеть ситуацию и тогда что-то меняется. Тогда задача терапевта - помочь клиенту восстановить нормальные способы взаимодействия (контакта) с миром  и своими потребностями, что дает клиенту, возможность самостоятельно решить свою проблему.   Еще одна важная вещь. Гештальт-терапевт не работает с вопросом «Почему?», так как поиск причины не дает возможность что-то изменить и значительно удлиняет время терапии (это характерно для аналитиков, они любят раскопки, которые через много лет терапии приведут к чему-то хорошему для клиента). Вместо этого клиенту предлагается сосредоточиться на вопросах «Как я это делаю?»,  «Как так получается?», «Что я для этого делаю или чего, наоборот, не делаю?» и «Зачем (для чего) мне это надо?». Вопросы «как?» и «зачем?» помогают человеку взять ответственность (не путать ответственность с контролем) за свое поведение, увидеть свой вклад в казалось бы неразрешимые ситуации и помогают разрешить проблему. Задача терапии -  не изменить человека в правильную сторону, а помочь ему измениться самому в соответствии с его глубинными побуждениями и потребностями.

Очень важным элементом терапии является доверие. Если клиент не доверяет своему терапевту, то терапия не может быть эффективной. Если в начале процесса терапии клиент доверяет терапевту по умолчанию, как профессионалу, которого он выбрал, то дальше очень важно, что бы возникло другое доверие, доверие человека к человеку. Встречаясь с терапевтом некоторое время, человек, узнавая его лучше, слушая те мысли, которые высказывает терапевт, получая его чувства и эмоции, в свою очередь начинает замечать, что терапевт - это не просто функция, не психотерапевтический автомат, а тоже человек, о котором можно думать и испытывать к нему какие-то чувства. Еще одна вещь. Клиент ведет себя с терапевтом так, как он ведет себя в жизни и с другими людьми. Этот момент используется многими хорошими профессионалами, так как он позволяет прямо на сессии показать человеку его затруднения, опираясь не на истории о жизни клиента, а на то, что происходит прямо сейчас между терапевтом и клиентом. Когда клиенту удается осознанно выстроить те отношения с терапевтом, которые его устраивают, он может перенести этот опыт из терапии в свою жизнь, так же выстраивая те отношения с другими людьми, в которых человек нуждается, в которых ему комфортно.

Резюмируя все выше изложенное, можно сказать, что главная задача терапевта - не дать клиенту готовую схему правильных решений, что еще больше усилит беспомощность клиента в жизни и создаст зависимость от мудрого терапевта, к которому придется потом периодически ходить всю жизнь, что бы он подсказывал как правильно что-то делать. Цель терапии - восстановить собственные, забытые и вытесненные в процессе воспитания формы и способы взаимодействия с миром,  обучение тем формам поведения, которые клиент не получил (не важно, по какой причине отсутствуют - и это важно) в процессе своей жизни. Это позволит клиенту быть автономным и самому двигаться по жизни, опираясь на себя. Совершенно очевидно, что значительная часть работы в этом процессе ложится на клиента, и только он сам  может получить хороший результат в терапии. Задача терапевта - создать условия для изменения, задача клиента - ими воспользоваться, если клиент не готов, чего-то не делает, не проживает произошедшие на сессии, приходит с трудом припоминая, что было в прошлый раз, и ждет от терапевта, что он сейчас ему поможет, то результата от такого подхода клиента к процессу терапии не будет, или он будет совсем незначителен.

Обсудить на форуме